ШИЛОВА - УЛИЦА ГЕРОЯ

ШИЛОВА - УЛИЦА ГЕРОЯ

Иван Шилов был одним из самых активных гомельских подпольщиков. Его смелые, находчивые действия обеспечили успех многих боевых операций.

Ноябрьским вечером 1941 года в гомельский ресторан на одной из центральных улиц вошел молодой светловолосый обер-лейтенант Фридрих Генке. Держался уверенно, спокойно. Подвыпившие участники банкета, организованного в честь “взятия Москвы”, не обращали внимания на новичка. Через некоторое время офицер вышел из ресторана, оставив в гардеробе чемоданчик с миной замедленного действия. В разгар веселья раздался взрыв, погибли десятки нацистов. Эту дерз­кую, хорошо продуманную диверсию, разработанную подпольной группой Тимофея Бородина, осуществил подпольщик Иван Шилов.

Он родился в деревне Бобовичи Гомельского района. Войну встретил старшим лейтенантом, заместителем начальника штаба по разведке 810-го стрелкового полка. В июле — августе 1941 года полк участвовал в оборонительных боях на Гомельщине, понес большие потери и попал в окружение. Иван Шилов пробрался в оккупированный Гомель, где жил его дядя, и начал искать связь с участниками сопротивления.

С помощью Валентины Медведевой и ее отца Иван познакомился с руководителями подполья Тимофеенко и Бородиным, а вскоре стал одним из самых активных гомельских подпольщиков.

Шилов неплохо знал немецкий язык, раздобыл форму и документы на имя обер-лейтенанта герман­ской армии Фридриха Генке. В таком виде он расхаживал по городу, прислушивался к разговорам, узнавал нужные сведения. Неоднократно появлялся в лагере для военнопленных и выводил оттуда группы советских солдат и командиров, которые потом были переправлены в партизанские отряды.

Узнав, что на окраине Гомеля оккупанты разместили мастерские по ремонту танков, подпольщики решили взорвать их. Шилов изучил возможные варианты проникновения в помещение, уточнил время смены охраны. В октябре, когда на город опустилась ночь, смело вошел в мастерские, заговорил с охранником на немецком языке, представившись офицером по особым поручениям, отвлек его внимание. А тем временем подпольщики Бородин, Тимофеенко и Железняков незаметно прошли в здание и подожгли его. Сгорело все: мастерские, танки, инструменты.

Боевые действия патриотов приводили нацистов в ярость. Они прилагали максимум усилий, чтобы уничтожить подпольную сеть в городе. Почти каждую ночь проводились облавы, шли массовые проверки документов.

Весной 1942 года подпольщики запланировали взорвать Гомельскую электростанцию. Иван Шилов устроился туда мотористом турбинного цеха и создал подпольную группу, которая активно включилась в подготовку операции. Но осуще­ствить ее не удалось. Оккупанты усилили охрану станции, установили строгий пропускной режим. А главное — внедрили в окружение подпольной группы Ивана Шилова агентов абверкоманды-315.

Один из провокаторов, назвав себя бывшим командиром Совет­ской армии, попросил Шилова дать ему любое задание. Без испытаний ни один человек не допускался в подпольную группу. “Жене из Новобелицы” поручили проплыть под мостом на реке Сож и разведать места, где можно заложить взрывчатку. Задание выполнил, но тут же пожаловался на простуду. Его оставили на конспиративной квартире по улице Комиссарова. “Женя” лег в постель, метался в жару и бредил. Девушки-подпольщицы обратились за помощью к медсестре, а когда та осмотрела больного, стало ясно, что он здоров. Кроме того, медсестра заметила на нем белоснежное шелковое белье иностранной марки. Все показалось подозрительным, и она сказала об этом девушкам. Но было поздно… Предатель подслушал разговор подпольщиц о проведении в их доме собрания по поводу взрыва электростанции и доложил шефу абверкоманды Дрейсу. Бородин, Шилов и другие патриоты были брошены в тюрьму. Начались допросы и пытки. Подпольщикам обещали сохранить жизнь, если назовут фамилии всех членов организации и местонахождение партизанских отрядов. Бородин и Шилов молчали.

Иван Шилов успел написать несколько писем родным и передать их через уборщицу тюрьмы тетю Мотю — Матрену Коваленко, которая выполняла поручения подпольщиков, стараясь облегчить их участь.

9 мая 1942 года Иван писал: “Дорогие мои родители и братья! Я сейчас нахожусь в тюрьме. Обвинения предъявляются очень веские. В общем, придется распрощаться с жизнью. Ну что же делать? Не я первый, и не я, видимо, последний. Поэтому прошу здорово не огорчаться. Знайте, что я умираю, любя вас, мои дорогие родители, свою жену и дочку, любя свою Родину… Сегодня было первое следствие, а в понедельник 11 мая будет второе, где будут бить и пытать. Я боюсь одного, как бы из-за этого пустяка не пострадали и вы.., пока прощайте, целую всех. Ваш Ваня”.

20 июня 1942 года Ивана Шилова, Тимофея Бородина и других партизан и подпольщиков нацисты расстреляли в лесу в районе Лещинца. Похоронен Иван Борисович в Студенческом сквере, который сейчас называется Аллеей Героев, в брат­ской могиле подпольщиков. Посмерт­но награжден орденом Отечественной войны I степени. В 1968 году его именем названа улица Гомеля.

Гибель Шилова и его боевых друзей стала сильным ударом по гомельскому подполью. Однако борьба патриотов продолжалась.

"Гомельская правда"

Undefined
ru
23 октября 2014 года, 15:00 Просмотров: 5095 все новости версия для печати